Жизнь продолжается…

Папе посвящается…

Собрали мозги в кучку (мозги, причём, с ударением на букву «О») и продолжаем трудиться… Близкие уходят, это отвратительно и не справедливо, потому что — слишком рано! Когда-нибудь, лет через 20, может и не было бы такого удара (что тоже не факт вовсе), но не сегодня совсем, не сейчас… Головой понимаешь, что все мы смертны, вроде как, нормально это – жизнь, смерть… но сердце понимать и принимать сей факт отказывается.

папе посвящается

Папа, Мама, Я — дружная семья. декабрь 1970

Папа, он ведь мой первый и самый лучший учитель. Если бы не папа, то я, наверное, не была бы такой, какая я сейчас. Если бы папа, например, не выписывал бы все журналы, газеты и научные альманахи, все какие были в Советском, нашем, Союзе, то я, наверное, не научилась бы тянуться к знаниям. Так всё это было интересно и увлекательно, «Знание — сила», «Наука и техника», «Наука и жизнь», «Техника молодёжи», «Новый мир», «Юность», «Литературная газета» и сколько их там ещё было разных, список огромный. Это только кажется, что в нашем СССРе ничего не было, кажется. Было! И было много чего. «Иностранная литература» — именно в нём, я в 6-ом классе прочитала Курта Воннегута впервые, того же «Кентавра» Апдайка или «Фрэнни и Зуи» Селинджера, там же читала впервые! А про «кота Шрёдингера» или «Парадокс Вигнера», такие ныне модные, и «всякую» квантовую физику я ещё в 7 классе читала в «Наука и жизнь» и «Знание — сила»…

А ночные рассказы папы, о том, как устроена вселенная наша, кто такие жёлтые и красные карлики, как звёзды устроены и галактики.
— Папа, папа, ну расскажи мне про вселенную, — просила я. И он рассказывал, каждый раз что-нибудь новое и не менее интересное и завораживающее мою детскую голову. И время всегда находил поговорить со мной обо всём «жуткоинтересном». Разговоры наши балконные о других мирах и инопланетянах всяких, и безумное количество фантастических книжек в нашей квартире. Да и вообще, всяких разных книг. У нас была не квартира, а библиотека Ленина…кругом книги, журналы, газеты… Все, что можно было выписывать в нашей стране, мы выписывали. Книги, какие можно было купить или «достать» у нас были. Мама помню, вечно ругалась, когда папа на «заначку» покупал очередную кучу книг… Все «нормальные» мужики у пивнушки на троих соображают, да в домино во дворе режутся, а папа мой книги домой несёт. Знание — сила!

И листы из тетрадок помню выдранные, домашнюю работу, плохо сделанную, заставлял меня переделывать. — Не имеет права, — говорил он, — Юлия Юрьевна Иванчей писать безграмотно или задачки элементарные с ошибками решать… Обижалась я тогда, дело ясное, ведь только потом понимаешь, что нужно это было и правильно.

Центробежную силу, помню, на практике изучали, лет 6 мне было. Катал он меня на санках и показывал, как действует эта самая сила, загадочная. Разгонялся он и разворачивал на санках меня резко… Столбик помню, попавшийся как-то на нашем исследовательском пути. И пару зубов потерянных, вследствие. Говорил мне, — Маме только не говори, — как будто она не заметит зубов исчезнувших (ладно, молочные, так и так расставаться с ними). Смешной.

Помню, как поддерживал меня всегда, во всех моих экспериментах. И не важно, умные это идеи были, или не очень. Говорил, – Пусть ребёнок сама ошибки свои жизненные делает! Не мешайте!
Благодарна я папе за мою, ненасытную к знаниям, голову.

Как стенгазеты мы с ним по ночам рисовали, лучшие в мире. Как портрет Ленина для актового зала из бархатной бумаги делали. Долго он ещё, после окончания мной учёбы, в школе висел, пока СССР не отменили.

Рыбалки наши волшебные помню, с дедом и папой. Или за грибами походы всей семьёй.

Эсперанто помню, учила я, так и папа вместе со мной учил его тоже, чтобы было мне с кем практиковаться.

Помню, как выполнял все мои просьбы «нереальные» вечно. Как Шопенгауэров с Ницшами мне «запрещённых» доставал. «Хатха-йога» Рамачакры в 82 году надыбал мне, когда меня переклинило в 5-ом классе йогой заниматься, после прочтения, кстати, «Лезвие бритвы», советского нашего фантаста Ивана Ефремова.

«– Ваша йога, или психофизиологическое совершенствование, как скажет ученый Запада, представляется мне крепким свинчиванием сознательного с подсознательным в психике человека, железным стержнем, поддерживающим крепость души и тела, могучим зарядом энергии, делающим человека способным к высоким взлетам, тяжелой борьбе, необоримой стойкости. Но для чего это все, как не для отдачи людям, помощи им, борьбы за увеличение красоты и счастья на земле? Разве не говорил Будда как о величайшей заслуге о внесении хотя бы крупицы счастья для людей?» — ну как после таких слов не заняться йогой. Папа мне помог осуществить очередное моё «несбыточное» желание.

Как за сочинение моё экзаменационное в восьмом классе, по Мандельштаму запрещённому, со мной в гороно (городской отдел народного образования — для тех кто не помнит) сражался. Переписывать велели, а я отказывалась! Аж до гороно дело дошло! Сражался со мной вместе за справедливость, что сочинение моё, хоть и по Мандельштаму, всё равно достойно высшей оценки и переписывать его негоже.
— Через несколько лет, вы, — говорил он, — ещё хвалиться будете такой работой школьницы и в пример сочинение это ставить. Победили мы тогда.

Не перечесть всего. Всё помню!!!

Папе посвящается

Папа, Мама, Я — дружная семья. февраль 1974

Эх. Только знания, мне всё равно не помогают смириться с тем фактом, что дожили мы до «возраста» и родители наши уходят. Ох, тяжко это… Надеюсь я, что есть там что-то, по другую сторону жизни, надеюсь, что встретимся мы все «после», и родимся, может быть, опять одной семьёй….

Я знаю, папа, с какой звезды ты рукой мне махать будешь, на меня глядя и радуясь!

Жизнь продолжается…

А виновата во всём этом безобразии, считаю я — медицина. Не отдельный какой-то случай или люди, а вся система, сложившаяся в целом. Ну, в каком мы веке живём, ёлки-палки?! Когда это у нас опять, язва, вдруг, стала смертельным диагнозом, и кровопотеря, в больнице находясь (!!!), большая. Что это, скажите мне?
А, то, оказывается, что после 70-ти лет, больным, оперативную реанимацию не проводят и экстренные хирургические операции…
Понятно, отработал своё на благо родины и в утиль, всё, не нужен больше… Хватит хлеб дармовой жрать. Операции не заслужил, после 40 лет трудового стажа… Постгеморрагическая анемия в больнице, ну что это за диагноз такой? Как, лежа в больнице, может быть кровопотеря больше 50%? Блин, да в Гондурасе любом спасают людей вне зависимости от возраста, в Таиланде отсталом в бесплатном госпитале спасают. А в России нет! Не заслужили наши пенсионеры человеческого к себе отношения…
Прививками сначала заколют, потом подсадят на тонны таблеток (всю твою пенсию у тебя же и отбирая), от которых у тебя в итоге язва развивается, а потом от этой язвы тебя спасти не могут… Не положена операция, видите ли, после 70-ти лет… Как это? В какие это ворота лезет, скажите мне?
Раньше, когда мне 15 было, я понять не могла, и чего это престарелым гражданам «за 30» на танцы одноимённые таскаться… Им в овражек уже, а они на танцы ходят… А теперь, когда мне 45, я прекрасно понимаю, что ни в 30, ни в 40, ни даже в 70 или 150 жизнь не останавливается, что ты — всё тот же, поумнее чуток, разве, но, тот же. Что нет такого мерила, которое должно за тебя решать, жить тебе в 70 или не жить. Кроме тебя самого. Нет такого решальщика, который может считать не целесообразным проводить оперативную реанимацию и отказывает тебе в экстренной помощи, потому что тебе 70 лет. Нет!
Вот именно с этой системой я не могу и не хочу мириться! Фиг им! Не дождутся!

И сейчас мне это наглядно, в очередной раз, доказали – кроме нас самих о нас никто не позаботится! Только мы сами должны, и ОБЯЗАНЫ даже, думать о своём здоровье! Не есть ту гадость (максимально по возможности), которой пытаются нас кормить (на самом деле, травить) господа промышленники (или какое-то там «мировое правительство»). Таблетки лишние не надо есть, потому что они гораздо больше калечат, нежели наоборот. Нет, я не говорю, что никогда совсем, иногда нужно, бывают случаи. Но максимально, насколько возможно, не надо вестись на поводу у реклам разных мастей и «улучшать» своё, одной химией испорченное, здоровье следующей химией! Восстановить (или не потерять) это здоровье и весь организм можно просто и дёшево, всего лишь перестав есть отраву, правильно питаясь здоровыми продуктами и немного физкультуры!

Давайте будем, назло всем этим гадам, желающим нашей «недолгой жизни» (мягко так скажу), жить долго и счастливо! Давайте жить здоровыми и красивыми!

Жизнь продолжается, люди!

Юл Иванчей (Yul Ivanchey)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *